azbukivedi: (Default)
[personal profile] azbukivedi
I. Исвилль

- Кофе? - улыбнулась официантка. На её щеках образовались очаровательные, совершенно детские ямочки.
- Да, спасибо.... Марго, - Сандерс прочёл баджик на её груди.

Oн сделал глоток и закрыл глаза. В этой привокзальной забегаловке занюханного, едва различимого на карте городишки в середине Пенсильвании варили кофе как в... да нет, когда он последний раз пил такой кофе в Манхэттене? Как в Цюрихе. Как в Париже.

- У нас всё очень вкусное! Это папа готовит!

Голова румяной девчушки лет семи-восьми показалась из-за прилавка и тут же исчезла. Те же ямочки на щеках.

- Лиззи! – в голосе Марго звучалa скорее гордость, чем укоризна.
- Что посоветуете? Я не слишком голоден, но после такого кофе и рекомендации Лиззи не могу отказаться от второго завтрака.

Лиззи была права - каждый кусочек божественной фритатты таял во рту. Жмурясь под льющимся из окна солнечным светом, Сандерс подумал, что был неправ – этот уютный домашний ресторанчик меньше всего на свете напоминал типичную привокзальную забегаловку. Его тянуло расспросить, как такое чудо оказалось в Исвилле, но нужно было переходить к делу. Черт, работать здесь не хотелось совершенно. Грязь и боль внешнего мира оставались где-то там, в другом измерении, не смея переступить порог дома Марго и её семьи. Сандерс не был сентиментален, но тут почуствовал себя осквернителем всего святого и прекрасного. Да и чем они могут помочь? «Старею я, - подумал он, - размягчаюсь.»

- Марго, у вас есть пара минут?

***

Сандерс вышел из ресторана, на ходу закидывая на плечо сумку с лэптопом. На этом солнышке не ныла даже досаждавшая ему в последнее время кисть левой руки.

- Ну как, видели они что-то? – окликнул его станционный смотритель.
- Нет. Я пойду поговорю с шерифом.
- Да, шериф конечно... Хотя вряд ли. Чтобы женщина сошла на этой станции, и ни я, ни Марго её не видели... Тут же всего два поезда в день останавливается. И все люди мимо нас идут.
- Я понимаю. Но её видели выходящей на этой остановке. Не может же человек просто исчезнуть?
- Не может, это верно. А вы уверены, что ваши свидетели ничего не перепутали? Я тут уже четырнадцать лет работаю. До меня мой отец и дед сидели на этой станции, а после меня будет сидеть мой сын. И мы на работе не спим. Я бы увидел.
- Несомненно, я вам верю. Сколько тут идти до полицейского участка?
- Ой, да не надо идти, - спохватился смотритель. – Жарко; у вас сумка тяжёлая. Я позвоню шерифу, и он пришлёт сына с машиной. Погодите. Тут езды пять минут, а пешком далековато. Дэни с удовольствием вас подбросит.

***

Дэни оказался обаятельным и на редкость вежливым пареньком лет двадцати.

- Какими судьбами в наших краях?
- Я частный сыщик. Веду расследование об исчезновении одной девушки.
Дэни чуть не съехал на обочину, но в последний момент вырулил машину обратно на дорогу.
– Извините, - смутился он. – Просто у нас отродясь не было... Здесь нет преступности. Ну, такой. Убийств. И хочется верить, что не будет. У нас очень тихий городок, тут никогда никаких убийств...
- Ну почему сразу убийств? – перебил его Сандерс. – Надеюсь, что девушка жива – просто сбежала из дома. Мы её найдём. Поэтому я и пытаюсь распросить как можно больше народу. В нашем деле главное – всё делать тщательно.
- Правильно, - кивнул парень, - отец тоже так говорит. Всё нужно делать тщательно, особенно свою работу.

За оставшиеся до полицейского участка две минуты Дэни успел рассказать Сандерсу, что в колледж он не пошёл, а остался дома, в родном городе, и надеется стать здесь шерифом – как отец. Своим слегка наивным, но искренним рвением Дэни напоминал Сандерсу самого себя, сорокалетней давности. В нём не было ничего, что так раздражало сыщика в сегодняшней молодёжи - ни грамма развязности, никакого фамильярничанья. Даже радио, которое Дэни предупредительно выключил, как только Сандерс сел в машину, играло какую-то ненавязчивую, приятную, не режущую уши музыку. «Чем шериф кормит своих детей?» - подумал Сандерс. Своего сына он не видел уже года три.

***

Шериф Исвилля встал из-за стола и пожал Сандерсу руку.

- Шериф Черни. Зовите меня просто Майк.
- Стив Сандерс, частный сыщик.
- Да, мне уже рассказали. Мэтт звонил со станции, просил прислать машину – у нас слухи разлетаются быстро. Я не уверен, что смогу вам помочь, но если вы мне подробно опишите ситуацию, я поговорю с шерифами соседних городов. Возможно, они что-то слышали.

Широкоплечий шериф излучал надёжность и добропорядочность. Сандерс подумал, что надо почаще выбираться в такие вот маленькие городки; безвылазно сидя в Нью-Йорке, можно потерять веру в человечeство. А люди-то вот они. Хорошие люди. Настоящие. Надо просто места знать. Он едва заметно вздохнул и перешёл к делу.

- Девушку зовут Элисон Патнэм. Вы о семействе Патнэмов слышали?
- Ммм... смутно. У нас тут маленький городок. Что-то связанное с банками?
- Да, вроде того. Знаменитая семья, «старые» деньги. Она-то как раз из наименее успешной ветки рода, так что за расследование платит дядя.
- Хорошо иметь богатого дядю, - усмехнулся Майк. – Но простите, а где же полиция? Обычно сначала появляется полиция, а потом уж частные детективы. Я первый раз слышу об этом деле.
- Да ни черта не соображает наша полиция. Показывали всем фотографию Элисон годичной давности, там такой ангелок с белыми волосами. Других фотографий у родителей не было. Естественно, полиция ничего не нашла. Тогда семья наняла меня. Я первым делом выяснил, что в последние месяцы Элисон мало напоминала ангела.
- У меня дочери пятнадцать, - понимающе кивнул Майк.
- Во-во. Подростки. Замкнулась, стала угрюмой, покрасила волосы в какой-то бурый цвет, размалевала лицо... Ничего общего с той Элисон. А фотографии нет. Но вы ж знаете сегодняшнюю молодёжь – вечно что-то снимают своими телефонными камерами. Я поговорил с её друзьями, объяснил ситуацию, и фотография сразу нашлась, даже несколько. Потом заново опросил всех, кто купил билеты на тот же поезд, и показал им последние фотографии.
- Хорошая работа.
- Я не дёшев, но своё дело знаю.
- Не сомневаюсь. Уверен, что на деньги.... ммм... Патнэмов можно купить лучшего сыщика Манхэттэна.
- Нас вообще-то двое, - Сандерс не мог сдержать ухмылки. – Старина Купер борется со мной за звание лучшего частного сыщика уже лет семь. Мы когда-то вместе в полиции служили, а теперь конкурируем. Но по-дружески – кодекс чести. Впрочем, это к делу не относится. Так вот, четверо пассажиров вспомнили Элисон. И двое точно видели, как она сходила в Исвилле, хотя билет был до другого города.
- С чего бы вдруг?
- Она познакомилась с парнем из Питтсбурга на каком-то фестивале. Решила поехать к нему – без разрешения родителей, естественно. За пол часа до того, как поезд остановился в Исвилле, она ему позвонила. Парень говорит, что они поссорились, и он предложил ей вернуться домой. Судя по всему, Элисон спрыгнула на первой же станции, чтобы поменять билет. Хотя до этого была ещё одна станция, Шелдон, но её она, судя по всему, пропустила - прорыдала. Один из свидетелей помнит её плачущей. Я в Шелдоне уже всех опросил – глухо.
- Н-да. Боюсь, мистер Сандерс...
- Можно просто Стив. Без формальностей.
- Стив. Можно было бы, конечно, списать всё на неизвестного маньяка и прочесать леса.. Но если честно, я сомневаюсь в успехе. В этом городе и мелких-то нарушений толком не бывает – последняя жалоба поступила три месяца назад: старухе Лиссон мешали шумные соседи. Последняя кража была, кажется, при ещё при моём отце. Убийств вообще не было с не-знаю-каких-пор. Если бы с ней вместе сошёл какой-то подозрительный тип, старина Мэтт увидел бы их на станции. Или Марго из окна. Мне бы доложили – городок, как уже было замечено, крошечный, и мимо меня ничего не проходит. Нет, твои свидетели что-то перепутали. Может, была похожая девушка. Может, вышла на другой станции. Исчезнуть тут негде.
- Ну что ж, спасибо за помощь. – Сандерс поднялся. - Если что, я могу позвонить?
- В любое время. Мы всегда рады помочь. – Шериф с улыбкой протянул ему руку. – Сейчас я позову Дэни, и он отвезёт тебя обратно.

***

- А многие отсюда уезжают? – спросил он Дэни по дороге на станцию.
- Почти никто. Может, один-два человека из класса. Зачем? У нас свой небольшой завод – делаем детали для министерства обороны. Несколько всего деталей, но очень трудоёмких. Этот контракт никуда не денется, так что работа большинству обеспечена. Ну плюс поликлиника, парикмахерская, магазины - всё как у всех. Чисто, зелено, безопасно, погода прекрасная...
- Погода прекрасная! – фыркнул Сандерс.- Вы в Пенсильвании, а не в южной Калифорнии, молодой человек. Сегодня, конечно, повезло, но...
- Ну... нормальная погода. Это я так, для красного словца, не обращайте внимания. Вот мы и приехали, - быстро добавил Дэни.

Марго с улыбкой разливала кофе немногочисленным посетителям ресторана. Сандерс сам не мог сдержать улыбки, глядя на её ямочки и на весело прыгающую рядом Лиззи.

- До поезда три с половиной часа. Вы не возражаете, если я тут поработаю за столиком и попью ваш несравненный кофе, милая Марго?
- Как насчёт рыбного супа? Мой муж такой суп приготовил – вы давно такой не ели.
- Не сомневаюсь. С удовольствием.

Сандерс понимал выпускников местной школы. Ему самому не хотелось отсюда уезжать. Пожить бы в Исвилле недельку-другую. Чего стоит одна Марго и её кофе. Сандерс ещё раз оценивающе взглянул на стройную и обаятельную хозяйку. Хороша! Через неделю он, конечно, заскучает по бешеному ритму Манхэттэна, но тем не менее – здесь хорошо. Люди как-то очень радостно, солнечно улыбаются, даже этот сидящий на пустой станции чудак Мэтт и непонятно чем занимающийся целый день шериф. Более того, их дети мечтают унаследовать их «дело», больше похожее на безделье. Очаровательный пыльный городок из прошлого века – разве что пыли нет.

Этот кусок Пенсильвании раньше воспринимался Стивом как одна большая индустриальная помойка – унылые города, дымящие трубы, монстровидные грузовики и жиртресы, жующие гамбургеры. А вот гляди ж ты. Он вдруг подумал, что не видел в Исвилле толстых людей. Ни одного. И ни одного уродливого здания. На ярком солнце город выглядел как открытка. Может, сюда туристы приезжают ради какого-нибудь малоизвестного... неизвестно чего?

Сандерс включил свой лэптоп чтобы выяснить, нет ли в Исвилле чего-нибудь туристического. Ничего не нашёл. Перед тем, как закрыть лэптоп, он решил посмотреть прогноз погоды на неделю, но, к сожалению, Исвилль был слишком маленьким и в списке городов не фигурировал. Сайт предлагал узнать погоду в соседнем Шелдоне – там было пасмурно и явно холоднее. Сандерс удивился – до соседнего города было максимум миль тридцать. Он посмотрел погоду в других городах. Там тоже было пасмурно. Кажется, пасмурно было во всей Пенсильвании, кроме Исвилля.

Сандерс потёр виски. Исвилль. Надо же.

Ради интереса он посмотрел статистику преступности в Шелдоне, а потом и в нескольких похожих городах. Не Бронкс, конечно, но полиция явно не скучала. Повинуясь инстинкту сыщика, Сандерс позвонил директорам нескольких школ в округе, представившись корреспондентом мелкой филадельфийской газетёнки. Выяснилось, что из таких индустриальных городов уходило минимум 60-70% выпускников.

Сандерс выпрямился на стуле и заказал ещё кофе. Надо найти данные по Исвиллю. Хоть какие-то. К исчезновению Элисон всё это не имело отношения, но профессиональный нюх редко подводил Стива, а тут явно было что-то... интересное. Город-уникум, не поддающийся законам рынка, общества, статистики, даже метеорологии – и о нём не трубят средства массовой информации? Никто не пытается разгадать секрет?

Своей газеты в Исвилле не было, а другие если и писали о городе, то какую-то чепуху. Школьный драмкружок - лучший в области; новый заказ для завода; мистер Элкинс поймал в местной речушке особо крупную рыбу (фотография жилистого дядьки лет пятидесяти с рыбиной в руках); сэндвичи в ресторане у Марго единодушно признаны лучшими в округе, и прочее подобное.

- У вас в ресторане отлично работает WiFi, - улыбнулся Сандерс проходившей мимо Марго. – Какую вы систему используете? А то вчера в Шелдоне ни черта не ловилось. Мне сказали, что в этой части штата плохие телекоммуникации – не вкладывают в инфраструктуру. А у вас как по маслу.
- Что-что у нас работает? – переспросила Марго. – Я потом у мужа спрошу. Ваш поезд через 15 минут.

Она улыбнулась.

- Да-да, принесите мне, пожалуйста, счёт.

***

Из поезда Сандерс позвонил в офис и сказал, что расследование займёт дольше, чем предполагалось. В Шелдоне он поменял билет и поехал в Филадельфию, где прямиком отправился в городскую библиотеку. Рыться в старых газетах было одним из любимых занятий старого сыщика. В Манхэттэне Стива ждали важные дела и ещё пара нераскрытых преступлений, делу Элисон Патнэм всё это явно не помогало, но остановиться он уже не мог. Исвилль. Город-открытка.

Старые газеты писали об Исвилле мало и столь же лубочно-тоскливо, как и нынешние. Сандерс нашёл, правда, упоминание о громком убийстве в Исвилле – в 1907-м году. Потом ещё какие-то банковские скандалы в 30-е годы. В городе тогда была своя газета – скорее листок, но оттуда можно было почерпнуть массу интересного. Судя по газетам, до конца 30-х годов Исвилль был обычным пыльным городком, мало отличающимся от соседних. Потом газета разорилась, а город потерял связь с реальностью.

Сандерс с тоской рассматривал фотографии героических работников тыла времён второй мировой войны. Какой-то мужик показался знакомым. Да нет, это иллюзия. У сыщика болела голова. Исвилль не поддавался. Ровный и блестящий, без единого острого угла, город издевался над ним. Что произошло в конце 30-х? Да ничего – на местном уровне, ничего. Интересно, выжили ли какие-нибудь старики, помнящие те времена? Надо запросить бюро по переписи населения.

Он бессильно уронил голову на стол. Годы уже не те. Небось, тридцать лет назад расколол бы этот город, как орешек.

***

Списки жителей Исвилля разных годов Сандерса разочаровали: обычные имена, скучные адреса, никаких статистических заковырок. График роста, конечно, не такой как в соседних городах, но на то он и Исвилль – выпускники остаются в городе. Ничего нового Стив для себя не раскрыл. Можно расспросить миссис Хэррис и миссис Липтон о тех временах – обеим за 90. Поручить секретарше – нечего ему светиться в городе.

Сэндерс устало разглядывал перепись 50-го года, когда его глаза упали на имя Элкинс. Элиэзер Элкинс, 57 лет. Элкинс... Элкинс... А, ну да, того мужика с рыбиной, из газетной статьи, тоже звали Элиэзер Элкинс. Других Элкинсов в городе не было. Сын наверное. Родился в 50-х. Сандерс вздохнул и подумал, что занимается черти-чем, и пора заканчивать и ехать домой, но на всякий случай посмотрел перепись 60-го, ища Элкинса-младшего. В 60-м году в городе по-прежнему был только один Элкинс. Элиэзер Элкинс, 57 лет.

В 40-х? Элиэзер Элкинс, 57 лет. На фотографии работников тыла 44-го года стоял тот же мужчина, что и на фотографии 2004-го года.


II. Элкинс

- Вы опять к нам приехали? – удивился Мэтт. – Я думал, дело закрыто.
- Дело Элисон не закрыто, но я здесь по другому поводу.
- Другое дело?
- Ну, можно считать...
- Давайте я Дэни вызову.
- Нет, спасибо. У вас тут такая прекрасная погода. Я пройдусь пешком.
Сандерс помахал рукой глядящей на него из окна Марго.
- Кофе? – спросила она одними губами.

Сандерс покачал головой. На обратном пути.

***

Элиэзер Элкинс открыл дверь сразу. Это был тот самый мужчина, и на вид ему по-прежнему было лет пятьдесят.

- Я ждал вас, мистер Сандерс. Проходите.

В самых страшных районах Нью Йорка, куда его забрасывала работа, Сандерс чувствовал себя увереннее. Он инстинктивно проверил наличие пистолета.

- Я не вооружён, мистер Сандерс. И не опасен – вам точно не опасен. Чаю? Кофе?
- Я уверен, что по качеству ваш кофе может соперничать с лучшими ресторанами Франции, но... лучше потом.

Элкинс понимающе улыбнулся.

- Проходите, садитесь.

Сандерс привычно сел спиной к окну – он не любил, когда солнечный свет бил в глаза и мешал видеть лицо собеседника. Элкинс устроился напротив. Это был поджарый, слегка длинноносый, но в целом ничем не выделяющийся мужчина с глубокими залысинами. Что-то в его внешности было странным, но Стив никак не мог понять что.

- Позвольте я сразу перейду к делу, - сказал он.
- Да, конечно. Я вас слушаю.
- Элиэзер Элкинс начал платить налоги в 38-м году. В налоговой декларации указано, что вам 27 лет. Хотя в переписи населения 40-го года вам уже 57. Но данные никто не проверял. Я думаю, тому, кто приходил на дом делать перепись, вы говорили, что вам 57, дабы не возбуждать подозрений. А налоговые декларации никто с фотографией не сверяет, зато одинаковый возраст на протяжении 60-ти с гаком лет может возбудить подозрения, если кому-то придёт в голову проверить ваши налоги. Поэтому на них лучше указывать что-нибудь помоложе, с потенциалом «роста». Так или иначе, до 38-го года Элиэзера Элкинса не существовало. А потом он появился, и в таком, простите, забальзамированном виде, сохраняется уже много десятков лет.

Элкинс смотрел на него, улыбаясь. Вокруг слегка прищуренных глаз мелкой сеточкой собрались морщинки. Стив ещё раз отметил про себя, что во внешности этого человека не было ничего подозрительного, злобного или даже слегка неприятного. В другой ситуации он счёл бы хозяина весьма гостеприимным и милым человеком. Тем не менее, сыщику по-прежнему что-то мешало.

- Я восхищён вашими... мммм... дедуктивными методами, мистер Сандерс. Но в чём, простите, ваш вопрос? Вы уличили меня в том, что я не платил налоги до 38-го года? Или в том, что я хорошо сохранился?
- Видите ли, я попал в этот город, расследуя исчезновение одной молодой девушки...
- Да-да, я знаю, - перебил его Элкинс, - новости распространяются в этом городке довольно быстро.
- Это я уже понял. Девушка сошла на остановке – случайно, я допускаю – в вашем идеальном городе, с его идеальной погодой и почти идеальной по всем параметрам статистикой. В городе, который, несмотря на свою уникальность, не фигурирует практически нигде, разве что мельком упоминается в случайных статьях о поимке больших рыб.
- Верите ли, мистер Сандерс, - Элкинс рассмеялся, - я действительно поймал ту рыбину случайно. Она ни к чему не имеет отношения. Просто повезло. Фотография в газете была, как я сейчас понимаю, проколом, но раньше, знаете ли, современных баз данных не существовало, никто ничего не сверял, а потом мы как-то расслабились и не придали этому значения. Если честно, я вообще про это забыл. И про фотографию военных лет забыл. Столько лет прошло; столько всего произошло в этом мире...
- Да уж, много чего произошло. Ни один выходец этого города не погиб ни в одной из войн... Вы сказали «мы», - спохватился Сандерс, - «мы не придали значения». Кто «мы», простите?
- У меня очень много друзей в этом городе, мистер Сандерс. Но мы дойдём до этого. Продолжайте.

Сандерс сделал глубокий вдох и сосчитал до десяти.

- Так вот, девушка бесследно исчезает средь бела дня в идеальном городе, где не совершаются преступления. Зато они совершаются в других городах и штатах. Я нашёл много случаев бесследного исчезновения девушек в радиусе пары часов езды отсюда. В больших городах, конечно, это не редкость, но за последние 20 лет двенадцать девушек исчезло из маленьких городков и деревень, где преступности толком нет, и никаких известных маньяков там не орудовало. Сомневаюсь, что все они уехали или были увезены в Балтимор или Филадельфию - были бы свидетели. Полиция всегда закрывала дело, считая случай безнадёжным.

Элкинс молчал и спокойно смотрел на него. Сандерс перевёл дух и продолжил.

- Всё это не так впечатляет по отдельности, но вместе, согласитесь.... Идеальный город, исчезающие девушки, нестареющий Элкинс. На вашем месте я бы раскрыл карты. Вы ведь не хотите, чтобы ваш мистический возраст или необъяснимая статистика Исвилля попали в газеты? Моя работа - найти Элисон Патнэм. Вы поможете мне, а я помогу вам.
- Ну что ж. Сыщик вашего калибра... я знал, что вы проделали домашнюю работу. И понял, что мы дойдём до этой точки в разговоре в тот момент, когда Мэтт сообщил, что вы направляетесь к моему дому.
- Мэтт? Со станции?
- Я же говорил вам, слухи быстро распространяются в этом городе. Ваш приход в этот дом мог означать только одно. Кто знал, что у этой девушки такой богатый дядя? – добавил Элкинс с улыбкой. - Может, всё-таки кофе?
- Нет, спасибо. – Сандерс сглотнул и ещё раз нащупал пистолет.
- Я сказал вам – я не вооружен и не собираюсь вас убивать.
- То есть вы убиваете только молодых девушек?
- Не спешите, мистер Сандерс. Всё не так просто. Поймите, в природе существует некий баланс энергии, и ничего хорошего просто так не бывает. За всё надо платить. Посмотрите – в городе живёт несколько тысяч человек. Они практически не болеют и спокойно умирают, от старости. Климат прекрасный; работа есть у всех. Молодёжь не уезжает из города – за стол садится три-четыре поколения одной семьи, как в старые добрые времена. Старики нянчат внуков и правнуков. Солдаты, как вы уже заметили, возвращаются с войн живыми, на радость матерям. Неужели счастье тысяч человек не стоит жизни одной девушки в год?
- Я всё же выпью кофе, - тихо сказал Сандерс.
- Вот и прекрасно. Сейчас сделаю. Как вы правильно заметили – кофе как в лучших домах Парижа.

Элкинс поднялся. Стив вдруг понял, что ему мешало, - Элкинс не щурился на солнце. Сейчас, когда он встал, чтобы пойти на кухню, солнечные лучи били прямо в его глаза, но зрачки не уменьшились.

- Кто вы? - крикнул ему вдогонку Сандерс. – Где вы были до 38-го года?
- Я всего лишь отвечаю за баланс энергии, - ответил из кухни Элкинс. – Подождите, сейчас вернусь.

Гостиная Элкинса была уютной, но ничем не примечательной. Сандерс силился найти хоть одну подозрительную деталь,зацепится за что-то опытным взглядом сыщика, но вынужден был признать поражение. Даже идеальную чистоту вокруг можно было бы объяснить недавним приходом уборщицы. Посмотреть бы, что у этого энергетического эквилибриста в подвале...

- Ничего интерсного в этом доме нет, - заметил Элкинс, появляясь из кухни с двумя чашечками источающего изумительный аромат кофе. – А подвала вообще нет. У меня один этаж тут, плюс чердак. Пустой.
- А что, кофе тоже часть положительного баланса энергии? - поинтересовался Сандерс, сделав глоток. Тому, что Элкинс прочёл его мысли, он не удивился.
- А как же. И еда у нас вкусная. Хотя, конечно, как готовит Крис – муж Марго – так никто не готовит. Но чтоб что-то подгорело или тесто не поднялось – такого не бывает.
- Девушек девственницами берёте? – неожиданно для себя поинтересовался Сандерс.

Элкинс от души рассмеялся.

- Вы ещё спросите, не дракон ли я, собирающий принцесс. Вы что думаете, я их насилую? Пол важен – у женщин другая энергетика. Возраст тоже важен – если ей от 14 до 18, то хватит на год; если старше, то придётся чаще... а кому этого хочется? Хотя пару раз приходилось, к сожалению. Маленькие девочки вообще бесполезны. Но девственность в современном мире... пойди их поймай, а разница в энергии минимальная. В лучшем случае лишний месяц. Не стоит оно того.

Сандерс почуствовал, что покрывается испариной.

- Слушайте, что вы несёте? Может, всё-таки ближе к делу? Я, сразу вам скажу, в чертовщину не верю. У всего должно быть какое-то объяснение. Рациональное.
- Как вы думаете, почему вы спросили меня про девственность? Я вам отвечу. Это часть народного фольклора; это коллективное сознание. Старый, затасканный сюжет. Мы существовали всегда. Если хотите, Я существовал всегда, в разных инкарнациях. В одном и том же месте долго удержаться не получается – такие как вы мешают. Да и счастья одному городу больше чем на сто лет не отмеряется. Но остаться незамеченным в веках невозможно. Что-то где-то просачивается, а потом обрастает легендами. Тут вам и драконы, пожирающие девственниц, и боги, которым нужно приносить в жертву тех же девственниц. Вас не удивляет, что подобная легенда существует в самых разных культурах, тысячи лет? Правда, девственниц раньше легче было найти, но мы справляемся и так. И потом, что тут иррационального? Очень даже рационально. Баланс энергии. Городу даётся благополучие, а за это...
- Что вы с ними делаете? – резко перебил его Сандерс.
- Не волнуйтесь так. Они исчезают мгновенно и безболезненно, не успев ничего почувствовать. Я очень стараюсь не причинять лишних... неприятностей. Я не садист. Мне нужна энергия. От страданий её больше не становится.
- А... а город? – растерянно спросил Сандерс.
- Что город? – не понял Элкинс. – Город выполняет свою часть договора. Я выполняю свою.
- Вы хотите сказать, что в городе все об этом знают?
- Обязаны знать, с шестнадцати лет. Ну, они немного изменили программу в школе, чтобы это не было таким уж шоком. Некоторые всё равно уезжают – в мои обязанности входит, чтобы они забыли, из-за чего уехали. Но большинство остаётся. Баланс ведь положительный – это очевидно. Сколько бы местных парней в войнах полегло, а? Или на заводе из-за несчастных случаев. Или под колёсами. Они понимают.

Сандерс давно допил кофе и сидел, уставившись на фотографию какого-то цветка на стене.

- И они вам помогают, горожане?
- Они мне их доставляют. Дальше я сам. Все помогают: у кого какие сведения есть, кто из дома сбежал в другом городе, кто сирота, кого искать не будут.
- А Элисон?
- Редкий случай. Сами они почти никогда не приезжают. Но тут вот повезло. Мэтт направил её к Марго, та от души накормила и посочувствовала, девушка расслабилась, даже пожалела, что сбежала из дома. Как только Марго выяснила, что она из Нью Йорка... Там же человека искать, как иголку в стоге сена. Дело за пустяком: вызвать полицию и пообещать отвезти домой. Девушки ведь смело садятся в полицейскую машину. Майк домчал её сюда за пять минут. Кто знал, что у неё дядя...
- Где она? – тихо спросил Сандерс.
- Вы никогда её не найдёте. Вы никогда не найдёте ни одну из них. Их больше нет. Вообще.

Сандерс на секунду закрыл глаза. Ему опять что-то мешало, и он опять не мог понять, что.

- Удивительная откровенность. Вы сказали мне, что не вооружены и убивать меня не собираетесь. Да меня не так уж легко убить – пистолет всегда при мне.
- Ну, пистолет ваш тут не сработает, я давно его обезвредил – энергетически. Но убивать я вас не собираюсь. Я вообще никого не убиваю. Раз в год, жертвенная девушка – это другое. Это для счастья города. Вы не девушка, да и норма на этот год выполнена.
- Тогда почему вы мне всё это рассказываете? Вы не боитесь, что я выйду...
- Я? Мне всё равно. Я, если что, буду уже в другом месте. В Индии. В Бразилии. В Новой Зеландии. В Сибири. Но городские жители... Видите ли, они знают, что им отмеряно ещё лет тридцать, плюс-минус. И терять эти годы они не хотят.

Сандерс почувствовал их затылком – они стояли за окном и улыбались. Он не стал поворачивать головы, хотя в зрачках Элкинса ничего не отражалось.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

azbukivedi: (Default)
azbukivedi

February 2015

S M T W T F S
123456 7
891011121314
15161718192021
22232425262728

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 17th, 2017 07:58 am
Powered by Dreamwidth Studios